3.2. Основные правила ухода за пчелиными маточными личинками

  Главная     Пчеловодство     Матководство (Рутнер)

 поиск по сайту     

 

 

 

 

 

 

 

 

 

содержание   ..  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  ..

 

 

3.2. Основные правила ухода за пчелиными маточными личинками

Существует целый ряд общепризнанных отправных пунктов практического использования пчел-кормилиц для вывода маток, от которых зависит как прием мисочек, так и качество выращиваемых маток. Обобщенно эти важные для ухода факторы обозначаются понятием «состояние» или «настрой» семьи-воспитательницы. Что же подразумевается под этим ?

3.2.1. Здоровье пчел-кормилиц

Первая предпосылка для хорошего ухода — здоровье семьи-воспитательницы. Больная семья, как правило, уже из-за своей пониженной жизнеспособности не пригодна для вывода маток. К этому добавляется еще особое влияние болезни. Первое место в этом принадлежит широко распространенному нозематозу. Потребляющий белок паразит затормаживает развитие гипофарингеальных желез молодых пчел и способствует заметной дегенерации и перестройке этих желез (ЛОТМАР, 1936; ГАССАНАЙН, 1952; БЭРМАНН, 1965; ВАНГ и МЕЛЛЕР, 1969). Вследствие этого снижается их секреторная функция, что непосредственно влияет на выращивание расплода семьей. Препятствия для оптимального вывода маток в нозематозной семье совершенно ясны. Так как на практике пчелы семьи-воспитательницы после выхода маток часто расформировываются в нуклеусы для осеменения маток, то возникает дополнительная опасность переноса заболевания из семьи в семью.
Матки заражаются нозематозом не столь часто как рабочие пчелы, однако это все же возможно. Заражение происходит особенно легко, если матки выходят из маточников в окружении нозематозных пчел и проводят с ними первый период жизни. Поражение нозематозом воздействует непосредственно на яичники маток, способствуя их глубокой дегенерации (ФИГ, 1945) и распаду. Наступающее преждевременно бесплодие таких особей приводит к их скорому концу, который пчеловоды часто земечают по несвоевременной тихой смене только недавно подсаженных молодых маток.
Неизвестно, какое влияние на функции пчел-кормилиц оказывает поражение клещами. На всякий случай в отношении этого заболевания в матковыводных хозяйствах придерживаются тех же условий, что и при нозематозе. То же относится и к инфекционной септикемии.
Далее, маточные личинки, как и личинки рабочих пчел, подвержены заражению всеми известными болезнями пчелиного расплода. Можно сказать, что каждая ослабляющая пчелиную семью болезнь взрослых пчел или расплода влечет за собой тяжелые убытки для матковыводного хозяйства. Поэтому матководу следует в первую очередь позаботиться о здоровье семей-воспитательниц.

3.2.21 Сила семей и их возрастной состав

Несомненно сила воспитывающей семьи играет существенную роль в успехе матководства. И если приходится с осторожностью относиться к данным некоторых авторов о том, что в сильных семьях получаются более крупные пчелы с более длинными хоботками (МИХАИЛОВ, 1926, 1927 ; ЛЕВИН и ГАЙДАК, 1951 ; НУРИЕВ и МИ-СРИХАНОВ, 1960) - здесь размер пчелиной ячейки служит существенно ограничивающим фактором - то не вызывает сомнений, что большая способность сильных семей к выращиванию расплода положительно влияет на прием мисочек и уход за ними. В большинстве случаев сильные семьи лучше воспитывают маток, чем слабые. Хотя здесь играет роль не только масса пчел, но, в первую очередь, их возрастной состав. Сильные семьи, как правило, располагают соответственно большим числом пчел-кормилиц, которые оказывают решающее влияние на выращивание маточных личинок. При всей регулирующей способности к распределению работ внутри пчелиной семьи нормально все же прежде всего молодые ульевые пчелы в соответствии со степенью развития их кормовых желез обеспечивают уход за расплодом. К сожалению, по внешнему виду невозможно распознать пчел-кормилиц. Составить некоторое представление о их численности можно только по прогрессирующему развитию расплода. Но иногда развитие расплода зависит от условий погоды и взятка, состояния матки, а также производственных факторов. Матковод, как правило, недостаточно осведомлен о внутренних процессах в семье, тогда как, с другой стороны, площадь расплода и силу семьи можно точно зарегистрировать перед началом вывода маток. Конечно, обширное расплодное гнездо полезно, но не только оно определяет оптимальные для вывода условия. Кто знает, не влияет ли здесь как раз масса пчел-кормилиц ! Но вероятно, набор исключительно одних пчел-кормилиц не смог бы создать оптимальных условий для вывода маток. Это можно выяснить при использовании для вывода маток роевого ящика. При этом запертые в нем пчелы должны ухаживать за предложенными им мисочками на протяжении 24-часового затворничества. Результат зависит от правильного состава пчел. При наблюдениях за раздачей корма пчелами-кормилицами ЮНГ-ГОФМАН (1966) установила, что количество раздаваемого корма уменьшалось, когда в роевой ящик помещали либо только молодых ульевых пчел, либо только летных пчел. Для оптимальных условий вывода, по-видимому необходим правильный подбор пчел.
Роевой ящик содержит только небольшую часть пчел семьи, находящейся в высшей стадии развития, и все же при этом можно добиться наибольшего приема мисочек. Дальнейший уход, однако, должны принять на себя другие семьи. В относительно слабых семьях и в роях также можно успешно выводить маток. Пчелы часто принимают личинок больше, чем они в состоянии вырастить, поэтому пчеловод должен сам ограничивать число мисочек в серии. По-видимому, в вопросе приема мисочек нельзя слишком полагаться на абсолютную силу пчелиной семьи. Более важным представляется плотность обсиживания их пчелами. Сильно уплотняя в улье пчел, для них создают условия, близкие к тем, в которых они находятся в сильной семье (СИМПСОН, 1973). Это мероприятие может быть действенным, если не перестараться. Слишком сильное сокращение гнезд и у без того сильных семей может вытеснять пчел из улья и стать причиной развития мелких маток.

3.2.3. Степень развития семьи

Естественное возникновение молодых маток - наивысшая ступень летнего процесса развития и размножения пчелиной семьи. Этот период особенно пригоден для вывода маток. При этом возникает вопрос, может ли и каким образом роевое состояние пчелиной семьи повлиять на ход вывода маток.
По ШИНЯЕВОЙ (1953), как сообщает в своем реферате ПЭН, пчелы, готовящиеся к роению или к тихой смене матки, заполняют мисочки большим количеством молочка, чем в другое время. ПЕШЕТЦ (1966) считал семьи, находящиеся в роевом состоянии, особенно пригодными для ухода за маточниками. По сообщению ШТРЕЙЛИ (1915), ДУЛИТЛ установил, что семья, производящая тихую смену матки, охотно принимает маточных личинок и снабжает их необычайно большим количеством молочка. Подобных утверждений в литературе можно встретить множество.
С другой стороны, известно, что роевые мисочки обеспечиваются кормом совершенно произвольно и их вес, соответственно, подвержен большим колебаниям. Роевые матки нередко весят меньше, чем матки искусственного вывода (ЦАНДЕР, 1925; ЛЕВИЧЕВА, 1961). Некоторые матководы поэтому совсем не используют пришедших в роевое состояние семьи в качестве воспитательниц. Большинство пчеловодов вместе в РУТТНЕРОМ (1965) считают наиболее пригодными для этой цели семьи, находящиеся в стадии наибольшего развития. Вероятно, в большинстве случаев это оправдано, потому что в такой семье при отборе открытого расплода имеется наибольшее количество способных к уходу за маточниками пчел-кормилиц. Несмотря на это совершенно определенно и семьи, готовящиеся к роению или тихой смене матки, имеют свой шанс — а именно, если закладку маточников или вывод маток производить без отбора матки в части улья, отделенной от основной семьи разделительной решеткой. При таком способе «вывода в семье с маткой» состояние подготовки к роению, или к тихой смене, которое по СИМПСОНУ и БАТЛЕРУ (1960) связано с уменьшением поступления затормаживающего отстройку маточников маточного вещества, способствует лучшему приему мисочек. Наконец, ГЕТЦЕ (1954) установил при сокращении отстройки трутневых ячеек улучшение приема мисочек семьей-воспитательницей. Он считает, что интенсивность закладки свищевых маточников находится в обратной зависимости от строительной деятельности. Семьи, не изжившие периода отстройки трутневых ячеек, неохотно принимают мисочки. Пока еще неизвестно, влияет ли присутствие трутней на результат вывода маток.

3.2.4. Тревога при исчезновении матки

В разделе о биологии ухода за мисочками мы говорили о том, что пчелы обезматоченной семьи не нуждаются в каком-то пусковом времени для ухода за личинками. Если бы дело было лишь в обеспечении развития личинок в определенные касты, матковод мог бы сразу после отбора матки дать в семью-воспитательницу племенных личинок. Но оптимального приема таким образом не добьешься. Более того, после отбора матки приходится ждать до тех пор пока пчелы не почувствуют свое сиротство - или выражаясь иначе - пока не прекратится действие маточного вещества (БАТЛЕР, 1954). Пчелы проявляют это громким гулом, слышным при открывании улья, и беспорядочной беготней у летка. Это может служить сигналом для дачи племенного материала. Выжидать приходиться, как правило, 2 часа. В пчеловодной литературе приводятся разные сроки вплоть до 24 часов. Каждый практик настаивает на своем сроке. В своей практике вывода маток я, к сожалению, не установил такое идеальное время. Мне кажется существенным только дождаться наступления в семье тревоги по поводу исчезновения матки. Если дать племенных личинок раньше, возникает опасность, что пчелы выбросят часть или всех личинок.

3.2.5. Присутствие или отсутствие матки

Решающее влияние на число предназначенных для ухода племенных личинок оказывает присутствие или отсутствие матки в семье. Само собой разумеется, на наибольший шанс приема личинок можно рассчитывать в безматочной семье. В нормальной семье влияние матки противостоит неограниченной закладке свищевых маточников. Другие условия создаются в распространенном в ФРГ варианте этого способа, который можно обозначить, как «так называемый вывод маток в безматочной семье». При этом воспитательное отделение с племенными личинками и отделение с маткой разделены сеткой. Пчелы, ухаживающие за личинками, безматочны. В зависимости от наличия пчел в воспитательном отделении можно изменять число мисочек, даваемых на воспитание. Через 24 часа сетку заменяют разделительной решеткой, так что окончательный вывод производится в нормальной семье с маткой.
ФРИ и СПЕНСЕР-БУТ (1961) при оценке трехлетних опытов в двух крупных матковыводных хозяйствах Англии установили, что прием мисочек семьями-воспитательницами проходил в следующей последовательности «безматочная и безрасплодная семья», «безматочная семья с расплодом», (закрытым или открытым?), «семья с маткой». Присутствие незапечатанных маточников не оказывало на прием никакого влияния.
Существует ли принципиальное различие по размеру тела или по другим признакам между матками, выращенными в безматочных или в нормальных семьях-воспитательницах, вопрос спорный. ТАРАНОВ (1975) считает лучшими маток, выведенных семьями в присутствии матки. Наблюдение МЫРЗЫ (1965) о несколько большей величине маток из безматочных семей, противоречит данным ВЕЛИЧКОВА (1971), по которым матки из семей с маткой отличались лучшей яйценоскостью. Эти данные ни в коем случае нельзя обобщать. На пути объективного разрешения этого вопроса стоят различия в воспитательной способности различных пчелиных семей.

3.2.6. Открытый расплод в семье-воспитательнице.

Вопрос о том, может ли наличие открытого расплода во время ухода за личинками повлиять на качество выращенных из них маток, широко дискутировался после появления первых советских публикаций на эту тему. ШИНЯЕВА (1953) обнаружила в маточниках, находившихся возле открытого расплода, к моменту их запечатывания больше корма, чем в маточниках из безрасплодной семьи — а именно 110 - 566 мг против 45 - 120 мг. БИЛАШ (1963), как сообщают в своем реферате ГУБИНА и ОШМАНН, разделял сильные семьи пополам, в одной части находился только открытый, а в другой только закрытый расплод ; в обеих частях выращивали маток. Через три дня в маточниках первой группы было в среднем по 422,5 мг, второй - по 360 мг маточного молочка. Матки, выращенные в семьях первой группы, имели большую массу тела (214 мг) и большее число яйцевых трубочек (372,2) по сравнению с матками второй группы (масса тела 200,9 мг, число яйцевых трубочек 334,2).
Если подвергнуть эти данные критическому анализу, то возникает вопрос, почему в семье-воспитательнице с открытым расплодом маточные личинки получают лучший уход, чем в семьях без открытого расплода — при условии, что воспитательные способности семей равноценны. Следовало бы скорее ожидать обратного. Разумеется, можно полагать, что при многократном выводе маток в одной и той же семье открытый расплод оказывает на имеющихся и выходящих из ячеек пчел-кормилиц стимулирующее воздействие, которое идет на пользу также и маточным личинкам. Открытый расплод, по КРОПАЧОВОИ и ХАСЛЬБАХОВОЙ (1971), затормаживает также развитие яичников у рабочих пчел. По ЖДАНОВОЙ (1963), температура вблизи открытого расплода колеблется не так сильно, как возле закрытого.
Я, конечно, не думаю, что этих причин достаточно для безусловного оправдания применения открытого расплода в семье-воспитательнице. Мне представляется, что этот вопрос, в первую очередь, связан с применяемым при выводе маток способом ухода. Если пчеловод помещает привитые мисочки в нормальную семью с маткой за разделительную решетку или над ней, то возникает опасность, что на прививочных рамках окажется недостаточно пчел. В нормальной семье с маткой они сосредоточиваются на открытом расплоде и вблизи матки. Поэтому важно, еще до помещения племенных личинок в матковыводное отделение дать туда соты с открытым расплодом вместе с находящимися на них пчелами-кормилицами. Это же относится и к дальнейшему уходу за такой семьей. При обычно периодически повторяющихся сериях вывода маток необходимо постоянно снабжать матковыводное отделение открытым расплодом и одновременно нужным числом пчел-кормилиц. Только таким образом можно обеспечить оптимальный прием мисочек и последующий уход за ними.
Эта точка зрения едва ли играет какую-либо роль при выводе маток в безматочной семье, осуществляющей уход за маточниками с начала до конца. Напротив, при наличии больших площадей открытого расплода пчеловоду приходится считаться с тем что часть маточников - свищевых - пчелы заложат на расплодных сотах и прием личинок на прививочных рамках вследствие этого может уменьшиться. Кроме того, контроль за свищевыми маточниками, преждевременный выход маток из которых повредил бы искусственному выводу, невозможен. Также и при этом способе вывода открытый расплод используют только тогда, когда нужно подтвердить «лучшее» качество получаемых таким образом маток.

3.2.7. Объем вывода

О числе мисочек, которое можно давать за один раз семье-воспитательнице, или — как выражаются практики — размере серии, или вывода существуют различные мнения. Имеются сторонники небольших серий, не превышающих 10 - 15 мисочек, и такие матководы, которые предпочитали бы, чтобы семья-воспитательница ухаживала за неограниченно большим числом маточников. Вопрос о размере серии в такой общей форме не совсем правилен. Сколько мисочек с наилучшими шансами для развития маток сможет выдержать семья-воспитательница, в преобладающей степени зависит от ее состава и силы, а также от способа вывода.
Не стоит рассчитывать на то, что семья сама «знает», сколько мисочек она может принять, чтобы обеспечить наилучшее развитие половых особей.
Существуют как плохие воспитательницы, которые по своей силе и составу пчел смогли бы вырастить больше маток, чем они принимают мисочек, так и такие семьи, которые принимают непомерно много мисочек, отчего уход за ними неизбежно страдает. Это наблюдается у слабых семей и нередко при повторных выводах в одной и той же семье-воспитательнице. Хотя некоторые из принятых личинок могут позднее исчезнуть, но часто их остается все же гораздо больше, чем пчелы в состоянии оптимально вырастить. Таким образом, при увеличении размеров прививок матки нередко проигрывают в массе тела. Разумеется, утверждения такого рода КОМАРОВА (1934), СВОБОДЫ (1949), КРАСНОПЕЕВА (1949), ВИЛЛЬОМА (1957), БАРЕ (1963), ПУШКИ (1970) и собственные наблюдения автора - последние никогда не давали повода признать зависимость числа яйцевых трубочек от размера серии - нельзя возводить в закон. ГЕТЦЕ (1954) при контрольном испытании маток из различных семей-воспитательниц, отличавшихся хорошим и плохим приемом мисочек, не обнаружил обратной корреляции между числом принятых личинок и развитием маток. Следовательно, плохо принимающая личинок семья не обязательно выращивает более крупных маток. Скорее можно полагать, что для каждого способа вывода маток, с учетом различных влияний, можно определить какое-то наибольшее число мисочек, при котором можно ожидать вывод оптимально развившихся маток.
При уходе за маточными личинками в нормальной семье с маткой число мисочек ограничивается, как правило, слабым стремлением семьи принимать их. Некоторые сторонники этого способа рассчитывают самое большее на 15 мисочек в прививке, причем систематически перемещая молодой расплод в матковыводное отделение через промежутки в несколько дней, они заставляют семью-воспитательницу непрерывно выращивать новые серии с таким же числом личинок. При выводе маток в безматочной семье матковод должен сам ограничивать прием личинок. При наличии открытого расплода, не рекомендуется значительно превышать число мисочек, обычно закладываемое семьей при роении. У пчел карника в среднеевропейских условиях это, вероятно, 30 роевых мисочек. Если же открытый расплод удаляют перед постановкой первой серии личинок, то дача 50—60 мисочек не кажется мне слишком большой. Как ни мало используются воспитательные возможности сильной семьи, но все же было бы неправильно, выделять для этой цели малопродуктивную семью. В обезматоченном рое или небольшом сборном отводке, найдется место лишь для незначительного числа мисочек. Правильное определение размера серии — зависит от навыка матковода.
Хотя мисочки с самого начала бывают обильнее снабжены кормом, чем пчелиные ячейки, но по мере увеличения возраста маточных личинок кормление их усиливается. ЮНГ-ГОФМАН (1966) определила число кормлений за час и продолжительность кормления у свежевылупившихся маточных личинок это составляет 3,3 (2 мин 25 сек), у однодневных - 13,1 (7 мин. 53 сек), у двухдневных - 12,7 (9 мин 14 сек), у трехдневных - 15,7 (11 мин. 49 сек.) и у четырехдневных - 25,3 (15 мин 0.3 сек). Семья-воспитательница поэтому к началу ухода за личинками бывает загружена не так сильно, как в последнее время перед запечатыванием маточников. Если семью используют для вывода только 1 или 2 дня и принятых личинок, затем передают для окончательного доращивания в магазинные корпуса нормальных семей г матками, можно смело давать двойное число мисочек по сравнению г тем, которое семья обычно в состоянии принять. В роевые ящики в зависимости от их размера и заполнения пчелами можно помещать относительно большое число привитых мисочек. В опытах УИТКОМ-БА и ЭРТЕЛЯ (1938), по сообщению КЕЙЛА в книге «Пчела и улей-» (1963), при помещении в роевой ящик 120 - 160 личинок было принято только 56 % а при помещении туда 60 личинок - 82%. Многие матки из больших серий вывода в первые же недели заменялись пчелами семей, в которые их подсаживали.
В противоположность семье-стартеру семья-финишер должна нести на себе основное бремя обеспечения маточных личинок кормом, Как правило, она может выделить только часть своих пчел-кормилиц для ухода за маточными личинками, так как ей приходится выращивать еще и открытый пчелиный расплод. Поэтому ей также нельзя давать больше мисочек, чем семье с маткой. Разумеется, по мере запечатывания «стареющих» за это время маточников можно постепенно добавлять принятые мисочки из новых прививок. Хотя производительность семьи-финишера зависит от ее силы и физиологического состояния, все же нельзя полагаться на то, что пчелы сами снизят число личинок, превосходящее их воспитательные возможности, до оптимального уровня.
Для решения проблемы, включающей определение воспитательной возможности семьи по имеющимся у нее резервам молочка, представляет интерес следующий опыт. Если приведенное ЮНГ-ГОФМАН (1966) число кормлений одной маточной личинки равно 1600, а затраченное на него время округленно — 17 часам, то затраты труда одной пчелой-кормилицей при выращивании личинки рабочей пчелы оказываются весьма значительными. ЮНГ-ГОФМАН считает, что из 143 кормлений, которые по наблюдениям ЛИНДАУЕРА (1952) получает одна личинка рабочей пчелы, в среднем только 50 приходятся на период литания ее молочком. Для выращивания 6400 личинок рабочих пчел, находящихся на обеих сторонах двух сотов 20X20 см — в период интенсивного развития семья обычно имеет значительно больше открытого расплода — требуется 320 000 кормлений. Для выращивания 30 маточных личинок нужно только 48 000 кормлений. Правда данные о числе кормлений «белой» составной частью молочка несколько сближаются, они составляют 25% у рабочего расплода, то есть 80 000, и 50% у маточных личинок, то есть 24 000 кормлений. Если принять, что этот расчет в какой-то мере соответствует естественным условиям, то, вероятно, в обычной семье-воспитательнице имеются достаточные резервы молочка, которые, как правило, не полностью используются при выводе маток. Однако следует помнить, что вывод маток в пчелиной семье не исчерпывается проблемой резервов маточного молочка.

3.2.8. Последовательность выводов

Существуют методы ухода, при которых маток выводят продолжительное время в одной и той же семье. К ним относятся многократно упоминаемый «вывод в нормальной семье с маткой». Здесь племенной материал дают в регулярной последовательности через промежутки в 2 -5 дней в зависимости от того, передают ли на окончательное доращивание в семью-финишер открытые или закрытые маточники. Это возможно также и в безматочных семьях, но тогда необходимо еженедельно пополнять их расплодом или подсиливать пчелами-кормилицами.
Но даже в семье, которую после отбора матки не подсиливают расплодом или пчелами-кормилицами, можно выращивать более одной серии личинок. Если такая семья в начале вывода имеет запечатанный расплод всех возрастных стадий, то еще в течение двух недель из него будут выходить молодые пчелы. Поэтому теоретически, по меньшей мере, еще 4 недели семья будет располагать пчелами нормального для кормилиц возраста. В разделе о биологии выращивания личинок отмечалось, что пчелы в состоянии гораздо дольше ухаживать за расплодом г. выращивать маток. Вопрос только в том, насколько эти матки будут полноценны. В этой связи большую роль играет степень приема личинок семьей-воспитательницей. Иногда число принятых личинок в последующих сериях вывода превосходит число их в первой серии. Это происходит почти всегда при выводе маток в нормальной семье с маткой - причем создается впечатление, что пчелы сперва должны обучиться уходу за маточниками. Несмотря на это здесь - уже вследствие непрерывного омоложения семьи — меньше всего можно ожидать снижения качества выводимых маток. По другому складываются условия в безматочной неомолаживаю-щейся семье-воспитательнице: здесь готовность к приему мисочек часто вступает в противоречие с потенциальной возможностью вывода, которая, как правило, уменьшается по мере выхода расплода. Экстремальный пример увеличения приема личинок при повторных выращиваниях приводит КОМАРОВ (1934). В его опыте одна из семей-воспитательниц в четырех сериях, которые были заложены одна за другой через промежутки в 8, 4 и 8 дней приняла соответственно 16, 16, 69 и 82 мисочки. До конца развились в третьей и четвертой сериях 65 и 74 матки. Хотя их размеры не приводятся, но несомненно матки этих серий были мельче, чем в начале вывода. ВАФА и ХАННА (1967) также установили, что возраст пчел-кормилиц мало влияет на процент приема. В обоих моих уже упоминавшихся последовательных опытах с семьями, у которых вначале отобрали весь расплод и которые затем постепенно сначала в пяти-, затем в шести- и семидневные промежутки получили на воспитание по 24 личинки, прием стал явно снижаться только с тринадцатой и четырнадцатой серий (ВАЙСС, 1972). Но остаток молочка, обнаруживаемый после выхода маток в маточниках, с самого начала заметно уменьшался. Сперва его было 25,5 и 17,0 мг на маточник (прием: 14 и 19 мисочек). Во второй серии вывода средний вес остатка молочка при приеме 15 и 22 мисочек сократился до 14,3 и 9,6 мг и в третьей - при приеме 20 и 21 мисочки до 10,7 и 4,5 мг. В первой семье, начиная с седьмой серии (19 мисочек) а во второй, начиная с четвертой серии (22 мисочки), в маточниках находили только высохшие коконы (ВАЙСС, 1974 а) .
В совершенном соответствии с этим на промышленных пасеках количество маточного молочка, отбираемого регулярно, обычно через трехдневные промежутки, без последующего подсиливания продуктивных семей заметно уменьшается с третьей серии. (ШИНЯЕВА, 1953; МЫРЗА и БАРАК, 1961; Г. ШЛУТЕР, личное сообщение). Такое сокращение поступления молочка происходит несмотря на то, что семья еще сильная, возрастной состав пчел почти не изменился и имеется достаточно зрелого расплода. Конечно, для получения маточного молочка семье обычно дают вдвое больше личинок, чем при выводе маток (ВИЛЛЬОМ, 1957 ; ДАДАН, 1957 ; СМИТ, 1958 ; МЫРЗА и БАРАК, 1961 и др.), что приводит к быстрому истощению его продуцентов.
Несмотря на быстрое снижение поддающихся учету количеств молочка в следующих одна за другой сериях вывода, не обязательно можно опасаться также ухудшения развития выращиваемых маток. Во многих выводах на большом числе серий я только иногда, особенно в средних по силе семьях-воспитательницах, которые несмотря на это хорошо принимали личинок, замечал существенное уменьшение массы тела маток по сравнению с определенным в самом начале. В большинстве случаев на протяжении 3 - 4 серий, иногда еще дольше, средний вес маточных куколок не изменялся. Он даже заметно повышался во второй и третьей сериях. Только после этого наступало снижение по сравнению с исходной массой тела маток первой серии. По типичным признакам матки (числу яйцевых трубочек, развитию головы, челюстей и задних ножек), по крайней мере в первых пяти сериях, ни разу не наблюдалось никаких отклонений от степени развития этих критериев в начальной серии.
Из этих данных мне хотелось бы сделать вывод, что на практике хорошая безматочная семья-воспитательница без периодического подсиливания может удовлетворительным образом вырастить по меньшей мере, три серии личинок, даваемые ей с перерывом в 5 дней. Учитывая состояние семьи-воспитательницы, иногда можно отважиться и на большее число серий, особенно если сократить в них число привитых личинок. Если семью используют только для закладки маточников, причем прививочные рамки меняют через каждые 2 дня, число серий можно без вреда удвоить.
Возможно, что для поддержания стремления семьи к выращиванию маток важно, чтобы пчелы постоянно были вынуждены отдавать выделяемое ими молочко. Это как раз и происходит в том случае, когда семью используют только для закладки маточников. Если маточники оставляют в семье-воспитательнице до запечатывания, необходимо сразу же после их отбора помещать в семью новые прививочные рамки - и всегда, по ТАРАНОВУ (1974), на то же самое место. Продолжительное стимулирование пчел-кормилиц благодаря присутствию открытых маточников (открытого расплода) может поддерживать их в продуктивном состоянии. Из опыта получения маточного молочка (ВИЛЛЬОМ, 1959 ; СМИТ, 1959) следует, что семьям-воспитательницам нужно постоянно подставлять новые мисочки, причем присутствие открытых или закрытых маточников не оказывает никакого влияния на их прием (см. также СПЕНСЕР-БОТ, 1961). Однако, по ТАРАНОВУ (1974), матки последующей серии погибают в случае оставления в семье запечатанных маточников предыдущей серии ; процент приема личинок также уменьшается.
Как уже упоминалось, безматочную семью можно сделать постоянной семьей - воспитательницей, подсиливая ее через каждые 8 дней расплодом на выходе. В нормальной семье с маткой и без этого можно длительное время выводить маток. В случае необходимости ее время от времени также подсиливают расплодом, а иногда и пчелами из вспомогательных семей. Вместе с каждой новой прививочной рамкой в матковыводное отделение дают открытый расплод (ЛЭЙДЛОУ и ЭККЕРТ, 1950). В закрытых роевых ящиках тоже можно организовать неоднократный вывод маток. На нашей пасеке в Эрлангене при 24-часовом периоде закладки маточников мы давали в роевой ящик 2 серии личинок. ЛЭЙДЛОУ и ЭККЕРТ (1950) говорят о 2 - 3 последовательных сериях, по 90 - 120 мисочек в каждой. Их «роевой ящик» вмешает примерно 2,5 кг пчел. Первую серию мисочек дают через 2 - 5 часов. Как правило, пчел затем возвращают в семью-финишер. Можно также дать возможность пчелам вылетать из роевого ящика и число серий увеличить. Тогда, мне во всяком случае, представляется целесообразным кроме обязательных сотов с кормами давать отводку также соты с закрытым расплодом и тотчас после их освобождения, примерно, в семидневном обороте заменять их новыми, или, еще лучше, одновременно вводить новых пчел-кормилиц. Таким образом создают постоянный стартер (ЛЭЙДЛОУ и ЭККЕРТ, 1950; ВИЛЛЬОМ, 1957).

3.2.9. Методы выращивания

Существует множество способов ухода за семьями при выводе маток, которые с большим или меньшим постоянством используются во всем мире. Они включают в себя с различными вариантами способы от вывода маток в безматочной семье через закладку маточников в семье и в роевом ящике до вывода в нормальной семье с маткой. Их влияние на развитие маток однако очень сильно зависит от того, как был обработан племенной материал и организован вывод. Человеку, не имеющему в этом деле собственного опыта, caмо по себе сравнение методов ухода принесет мало пользы. Так, можно, например, привести опыты ШРАММА (1956) - он сравнивает старый метод ЦАНДЕРА: вывода маток в семье, находившейся без матки в начале 9 дней (1944), с незначительно измененным по сравнению с ним способом НЕЙНЕКЕ и ЦИГЛЕРА - но не смотря на все приведенные подробности, это будет понято не всеми. Такой упрек в меньшей степени может относится к советским опытам, о которых сообщает ТАРАНОВ (1974). Там составляли «искусственные» семьи-воспитательницы из пчел и расплода от трех семей и периодически подсиливали их расплодом, каждую от двух семей с матками. Выведенные в последовательных опытах с промежутками в 5 дней матки оказались мельче, чем матки, которые выводились в «нормальных» (очевидно образованных путем простого отбора маток) семьях-воспи-тательницах в общей сложности в 3 следующих одна за другой сериях на протяжении 15 дней.
В заключение мне хотелось бы отметить, что, конечно, можно выводить оптимально развитых маток, применяя обычные методы ухода, если только правильно рассчитывать специфические возможности отдельных способов. Главное при этом не превысить потенциальную воспитательную возможность используемых для вывода пчел. Разумеется, порода пчел и климат также могут влиять на то, что один метод при данных условиях осуществить легче и с большим шансом на успех, чем другие. Наконец, особые условия хозяйства и склонность матковода также играют роль, когда он делает выбор в пользу «своего» метода ухода.

3.3. Генетика семьи-воспитательницы

Наряду с поддающимися анализу влияющими на вывод маток факторами семьи - воспитательницы - они относятся к ее биологическому и физиологическому состоянию и способу подготовки - нам приходится также иметь дело с менее поддающимся учету свойством : ее характерным поведением. При этом нужно различать признаки, заложенные в основе породной принадлежности семьи и проистекающие из ее индивидуальной сущности.

3.3.1. Порода

Существуют пчелы, по своей породной принадлежности считающиеся особенно пригодными для вывода маток, и другие, которым приписывают противоположное свойство. При этом имеют в виду преимущественно способность семей принимать на маточное воспитание личинок и объем продуцирования ими молочка. Разумеется, мнения о пригодности разных пчелиных пород к уходу за личинками часто расходятся. ВИЛЛЬОМ (1957) сообщает, что вывод маток в помесных местных с кавказянками семьях удавался лучше, чем в семьях местной темной породы. Он также отмечает, что французские пчеловоды считают итальянских пчел очень плохими воспитательницами. В Америке, по ФИЛИПСУ (1905) и ЛЭЙДЛОУ и ЭККЕРТУ (1950), пчелы карники выводят маток лучше, чем итальянские и кавказские. По продуцированию молочка, согласно реферату КЛИНКА (1956), во Франции пчелы карники считаются лучше северных. Он предполагает, что для этого лучше всего подошли бы кипрские пчелы. Пчеловоды ФРГ, где нашла широкое распространение завезенная туда карника, содержат пчел этой породы отнюдь не из-за их повышенной способности к выращиванию маток, тогда как помесные семьи от скрещивания пород карники с северной в отдельных случаях считаются хорошими воспитательницами. Надо полагать, что это относится и к другим породам. Повышение жизненности, которое, как правило, проявляется при скрещивании, по-видимому, благоприятно сказывается и на выводе маток. Анна КРОЛЬ (1976) приводит следующие данные о приеме личинок на воспитание: у «местных» пчел - 26%, у помесей кавказская X X местная - 76%, а у помесей карника X местная — 83%.
Я не думаю, что по склонности к приему личинок какой-либо породы пчел без учета внешних условий можно правильно оценивать ее пригодность для вывода маток.
В другом месте с иным климатом поведение пчел меняется также и в отношении их стремления к размножению и выводу маток. Оценка их пригодности к роли воспитательниц в матководстве, строго говоря, возможна только при условии изменения их местообитания. Между прочим, само понятие «порода пчел» применительно к оценке пригодности пчел для искусственного размножения маток, кажется мне, слишком широким. Рассматривая только две наиболее распространенные в Европе породы пчел: карнику и мелифику, обнаруживаем внутри этих пород различные популяции, которые под воздействием внешней среды и влияния условий разведения обнаруживают заметные различия в своем поведении. В обеих породах известны как исключительно ройливые, так и неройливые популяции.

Пчелы из Люнебургских верещатников, так называемые «вересковые», хотя они уже слегка гибридизированы итальянскими, принадлежат к породному кругу северной пчелы. Их длительное время отбирали по ройливости и они до сих пор слывут отличными воспитательницами. С другой стороны, я считаю, что пчелы карника своей репутацией хороших воспитательниц маток обязаны тому обстоятельству, что к началу столетия и, главным образом, позже получил распространение вывоз этих пчел из Австрии во многие страны Европы и всего мира. Имеются в виду каринтские пчелы. Если вересковые пчел из-за особых условий взятка который они должны были оптимально использовать, путем отбора превратили в ройливых, то в Австрии то же самое было сделано в интересах экспорта. В обычных в Каринтии очень маленьких ящиках, каринтских крестьянских ульях, они поневоле должны были превратиться в ройливых пчел. Теперь, когда при помощи искусственного вывода маток ведут селекцию на нероиливость, и у пчел карники их репутация хороших воспитательниц нуждается в проверке. Все же вследствие своего закрепляемого и селекцией свойства быстрого развития весной и вследствие, хотя и в значительной степени обусловленной сезоном, способности к быстрому росту она обладает известными преимуществами для вывода маток.
Наконец нужно сказать и о другом возможном значении породы пчел при выводе маток : о возможности семьи-воспитательницы оказывать специфическое для данной породы влияние на проявление признаков поведения выводимых маток. Советские исследователи в последние годы установили, что пчелы, выращенные в семье другой породы, по своим признакам обнаруживают известное приближение к пчелам-кормилицам. Особое предпочтение при этом отдавалось изменению длины хоботка. Так, у пчел длинно-хоботного происхождения, например с Кавказа, если они были выращены в семьях короткохоботных среднерусских пчел (-северная порода), оказывались укороченные хоботки, и наоборот. Такая изменчивость в сторону пчел-хозяев касалась и различных других признаков: размера тергитов и стернитов, крыльев, восковых зеркалец, размера лапки, индекса крыла, ширины опушения длины волосков и т.д. (МИХАЙЛОВ, 1929 ; ШИНЯЕВА 1952 ; КОЛЕСНИКОВ, 1959; ДУБРОВЕНКО, 1960; ШВЕДКОВА, 1960 ; СМА-РАГДОВА, 1960; 1964; АВДЕЕВА, 1965 а) . При этом затрагивались такие признаки как способ печатни ячеек с медом, которая может быть темной или светлой (ГУБИН и ХАЛИФМАН, 1950), а также зимостойкость и медо- и воскопродуктивность (ВИНОГРАДОВА, 1955). В ФРГ Ф. РУТТНЕРУ (1957), по крайней мере в отношении кубиталь-ного индекса удалось обнаружить небольшое изменение в сторону признака пчел-кормилиц.
Принимая во внимание эти данные, неудивительно, что советские ученые установили также влияние семьи-воспитательницы на морфологию выводимых ею маток. По БУРМИСТРОВОЙ (1963), даже число яйцевых трубочек через несколько поколений приближается к породному типу семей-воспитательниц, но только при выводе среднерусских пчел в кавказских семьях, а не наоборот. Чужеродное влияние на морфологические и поведенческие изменения в сторону семьи-воспитательницы проявляется также еще и в рабочем потомстве этих маток, то есть практически во втором поколении и при повторных выводах маток-дочерей в семьях других пород пчел (КОЛЕСНИКОВ, 1959; АВДЕЕВА, 1961, 1965 б; БИЛАШ, 1962; МЕЛЬНИЧЕНКО, 1962: ШАКИРОВ, 1935). В ГДР Грета МЕЙЕРГОФ (1957) при испытании рабочих пчел, происходящих от маток карники, выращенных в семьях северных пчел - и наоборот - не смогла обнаружить разницы в отношении индекса крыла и длины хоботка по сравнению с исходной породой.
Влияние пчел-кормилиц на признаки и свойства в смысле породной принадлежности теперь вряд ли подвергается сомнению. Объяснение этому мы находим в породноспецифическом составе маточного молочка. Так, например, СМАРАГДОВА (1963) и МЕЛЬНИЧЕНКО и БУРМИСТРОВ А (1963) доказали, что в молочке кавказских и среднерусских (северных) пчел имеются различия в строении белка. Правда, сообщения о дальнейшем существовании в потомстве изменений признаков и поведения, возникших благодаря этому влиянию, пока не удается привести в соответствие с современным уровнем знаний. Даже для менее сложных опытных объектов, чем медоносная пчела до сих пор нет безупречных доказательств столь много дискутируемого «наследования благоприобретенных признаков».
В конце концов пчеловоду в своей практической деятельности неследует слишком переоценивать возможное инопородное влияние семьи-воспитательницы на выводимых ею маток. Если мы хотим изменить своих пчел, то для этого имеются значительно большие возможности в виде направленного отбора и спаривания особей определенных типов, чем влияние через породу семей-воопитательниц. Не следует также опасаться, что вывод маток в инопородной семье повлияет на бонитировочные признаки их потомства. Поэтому можно, не задумываясь, ВЫВОДИТЬ маток в семьях другой породы. Решающее влияние на выбор семьи-воспитательницы должна иметь исключительно способность таких семей к уходу за маточными личинками.

3.3.2. Семья воспитательница как индивидуум

Если породная принадлежность семьи-воспитательницы может оказывать известное влияние на результаты вывода маток, то это еще в большей мере относится к ее индивидуальным задаткам независимо от происхождения. Я непрерывно сталкивался с этим фактом на протяжении многих лет и подтверждаю наблюдения многочисленных пчеловодов, занимавшихся выводом маток. Усиленно выращивающие расплод семьи, считающиеся хорошими воспитательницами, а также мало-расплодные медопродуктивные семьи, которые поэтому плохо приспособлены для ухода за маточными личинками, встречаются среди семей пчел любой породы и популяции. Помимо этого, имеются хорошие и плохие семьи-воспитательницы, у которых инстинкт размножения развит особенно сильно или особенно слабо. В параллельных опытах, которые ставят, одновременно над пчелами одной и той же породы и на одной и той же пасеке, встречаются семьи, хорошо принимающие личинок, а также такие, которые из большой предложенной им серии берут на воспитание лишь отдельных личинок и выращивают к тому же мелких маток. Кроме приема привитых мисочек семьи могут различаться также по продуцированию молочка. Тот, кто занимался получением маточного молочка, знает, что есть семьи, с «огромной продуктивностью» и наряду с ними такие, которые дают незначительное количество этой продукции (ДАДАН, 1958; МЫРЗА и БАРАК, 1961). Но и средний срок первого снабжения кормом насухо привитых личинок может колебаться от семьи к семье (ЭРЕШИ ПАЛ, 1960). У плохих воспитательниц в большинстве случаев и при повторных выводах не наступает никакого улучшения. Эти семьи по самой своей индивидуальной основе не пригодны для вывода маток. Разумеется, не по одному плохому приему сразу нельзя причислить семью к плохим воспитательницам. Об этом можно судить лишь после второй попытки.
Пчелиная семья — это индивидуальность. Ее характер определяется многими факторами, большей частью взаимно переплетающимися и взаимнообусловленными. Пример тому — продуктивность пчелиной семьи. Иногда какая-нибудь характерная черта семьи проявляется особенно отчетливо. Каждому знакома злобливость семей. Опытных пчеловодов не удивляет, что и инстинкт размножения у пчелиных семей проявляется по-разному.